Анонс | Новини | Монастирі Києва | Храми Києва | Фотогалерея | Карта сайта
Укр | Рус
Яндекс.Метрика

Рекомендуємо

Image
Image Монастыри и храмы Киева
Монастыри и храмы УПЦ
Image
Украинский хостинг, сайт бесплатно, раскрутка сайта бесплатно. Киевские Митрополиты

 
09/03/2010
Маслов Юрий, студент КДА. Библейские основания для создания социальной доктрины Церкви
          Обращение научно-богословской мысли и светских ученых к той или другой проблеме, как правило, определяется сочетанием разных причин и факторов, среди которых главными являются состояние данной области науки, состояние и запросы общественной и духовной жизни соответствующего времени, интересы и склонности самого исследователя. Зарождение научного изучения социального учения ветхозаветных пророков продиктовано в первую очередь желанием преобразить мир по слову Божественного Закона. В современном мире весьма распространено ошибочное мнение, что духовная православная жизнь делает людей пассивными, заставляет их отречься от всех финансово-материальных интересов, социальной и общественно-политической деятельности и просто заниматься молитвенным деланием за монастырской оградой, в церковно-приходской резервации или дома за закрытыми дверями. В действительности такая изоляция является искажением социального учения Православной Церкви. Но, в то же время правильное понимание социальной доктрины христианства не будет иметь никакой ценности, если оно будет основано только на достижениях секулярной социальной философии, без учета религиозной традиции Библейского Откровения и основ духовной жизни  во Христе. «Богословие «систематично» не более и не менее (и не по-иному), чем вера, на которую оно служит ответом; оно теряет искренность, если расходится с живой верой и не замечает этого. Снова и снова ему приходится учиться верному тону и верному языку, обращаясь как с собственным корням, так и иными источниками, авторы которых стремились истинно говорить о вечном»[1].

Социальное учение Церкви — потенциальная возможность и способность принимать правильные решения и осуществлять социальное поведение в свете Закона Божиего. Политические лидеры, менеджеры крупных промышленных и финансовых компаний принимают решения, которые оказывают влияние на тысячи и даже миллионы людей. С точки зрения вероучения Церкви принятие правильных решений имеет очень большое значение для гармонического развития социума. Поскольку нарушение заповедей Божиих — неверно принятое решение, заканчивается катастрофическими последствиями и очередными глобальными кризисами не только в нравственной сфере, но и в области финансов, политики и права.

В ходе всей церковной истории, а особенно в течение последних десятилетий, Православная Церковь никогда не уставала высказываться по вопросам социальной жизни. По слову Святейшего Патриарха Кирилла: «Нам предстоит продолжить работу по развитию и уточнению православной социальной доктрины. Идет время, возникают новые проблемы, которые волнуют наших верующих и которые беспокоят многих людей, и мы должны дать церковный, православный ответ на них, прокладывая тем самым пути, по которым Церковь будет выходить на проповедь и служение, осуществляя свою миссию в современном обществе и культуре. Есть те, кто скептически оценивают реалистичность такого видения, ссылаются на то, что мир бесповоротно изменился, что победила тотальная апостасия, что поэтому надо еще больше закрыться и спасаться, так сказать, «в пещерах». Это позиция ложная — именно с богословской точки зрения. Христос Спаситель пришел в мир и культуру, которые не были христианскими. Церковь по существу преобразовала старую языческую культуру. И сегодня вопреки всем «апостасийным тенденциям» Церковь не может отказаться от максимальной задачи: созидать, строить христианскую культуру и христианское общество, духовно противостоять разрушительным для человека тенденциям неоязычества и обезбоживания. Но эту задачу нельзя решить, находясь в гетто, в самоизоляции, за стенами, возводимыми посредством отрицания всего, что не принадлежит собственной субкультуре»[2].

Занимаясь разработкой социальной доктрины Церкви нужно обратиться к истокам Библейского Откровения и к социальному учению ветхозаветных пророков в частности. «Библия есть, прежде всего, собрание вероучительных истин, к которому верующий приступает как богослов, ищущий однозначных ответов на ключевые вопросы бытия, прямого руководства для повседневной жизни»[3]. Возникает необходимость систематического изложения основ пророческого социального учения. Ветхозаветное социальное учение пророков ценно и как инструмент социальной миссии Православной Церкви, потому что оно соотносит человеческую личность и общество со светом Библейского Откровения. Принципы социального учения пророков, вытекающие из нравственного закона, подтверждаются в Священном Писании и вере Церкви.

Исходя из этого, человек призван, прежде всего, увидеть в себе «образ и подобие Божие» во всех жизненных аспектах, включая тот, что связан с социальными, экономическими и политическими контекстами. Христианская вера, основанная на Священном Писании и Предании Церкви, проливает свет на достоинство труда: как деятельность человека, направленная на его самореализацию, труд приоритетен по отношению к капиталу и дает трудящимся право на его плоды. Кроме того, вера раскрывает значение семейной жизни, профессиональной деятельности и творческого потенциала человека, которым Господь наделяет его. Сегодня человечеству требуется в духе правды Божией, социальной справедливости подходить к таким многообразным явлениям, как глобализация, финансово-экономический кризис и инновационные процессы информатизации общества. Современный человек весьма обеспокоен проблемами экологии, управлением общественным развитием и геополитическими противоречиями.

Законы свободного рынка, рынка forex, либерально-демократические преобразования, экономические реформы, приводящие к положительным результатам, демонстрируют не только новый уровень развития общества, но и свою ограниченность. Мир труда, глубоко преобразованный благодаря современным научно-техническим технологиям, новым моделям коммуникации выходит на высочайшие уровни качества. Но, параллельно с этими положительными достижениями, к сожалению, социология отмечает нестабильность с неслыханными формами эксплуатации, а то и корпоративного рабства, даже в так называемых богатых обществах. В различных регионах мира уровень благосостояния продолжает повышаться, но угрожающе растет число новых бедных, и увеличивается — по разным причинам — разрыв между менее развитыми и богатыми странами. Учитывая вышесказанное, Церковь не может перестать высказывать свое мнение о новых явлениях жизни в экономике, бизнесе, политике и культуре типичных для современной эпохи, поскольку Церкви необходимо, подобно ветхозаветным пророкам, призывать общество к неустанному труду ради утверждения подлинной цивилизации, ориентированной на целостное и солидарное человеческое развитие. «Мир жаждет изменений, обновления, творчества, «новых веяний» и постоянно живет в ожидании пророков, которые принесли бы ему нужное «слово»»[4].

Для всех пророков Ветхого Завета было характерно осознание себя слугой Всевышнего и народа Его, внутреннее убеждение, что он, пророк, является выразителем не собственной воли, а воли Творца, который является Живым экзистенциональным Источником правды и социальной справедливости — такова основная характеристика всякой социальной деятельности пророка и пророческого движения в целом. Православная социальная мысль никогда не преуменьшала социальный характер ветхозаветных пророчеств, как это делали протестанты пиетисты[5], схоластически и эмоционально искажавшие социальный реализм Священного Писания, превращая его в психологическую платформу экзальтированных проповедей, молитвенных размышлений и тем самым, избегая нравственной оценки социальной несправедливости. Профессор, протоиерей Сергий Булгаков пишет: «В чем заключается непрекращающееся, можно сказать, вечное социальное значение еврейских пророков, благодаря которому мы и теперь не можем и не должны их забывать в истории социальной мысли. Своеобразие социальной проповеди пророков есть то, что можно назвать социальным морализмом, их отношение к вопросам хозяйства как к вопросам нравственности, их оценка социальной жизни под углом нравственности. Благодаря их социальному морализму, притом религиозно углубленному, они видят в хозяйстве не только вопросы социальной техники, но и социальной правды. Если и изменяется конкретная постановка социальных вопросов, то их нравственное содержание остается одним и тем же, о них и теперь мы можем думать и говорить языком древних пророков, как это и делали некоторые современные писатели»[6].

Ветхозаветные пророки не только проповедовали духовно-нравственные идеалы, но и реально были укоренены в повседневной действительности Израиля, касаясь вопросов политики и хозяйственной деятельности. Руководствуясь Божественным Законом, понятными этическими принципами и социальными побуждениями, они занимал четкую и обдуманную позицию по экономическим, культурным и политическим вопросам своей эпохи. Пророки исходили из воли Всевышнего и реальных нужд людей, взывали к народу, его правителям, надеясь, что их слова будут услышаны во имя Господне. Мужество, смелость, дерзновение и независимость пророков, способность подняться над предрассудками своего времени и отвергнуть их можно объяснить тем фактом, что пророки говорили не от своего имени, а от имени Бога. Пророки исполнители воли Бога (источника божественной правды и социальной справедливости). Пророки приносили весть Всевышнего в жизнь Израильского общества с надеждой на социальные и политические перемены, на модернизацию общественной жизни и сознания. Этот социально-психологический аспект пророчества придаёт пророческому высказыванию особую силу. В критические моменты своей общественной деятельности, когда народ не понимал пророков, а правители страны безжалостно их преследовали, они находили духовную поддержку в Господе. Пророки не только верили, но и знали, что Бог — источник социальной справедливости, к которому они обращались, Вечен и Всесилен и над Ним не властны ни временное безразличие народных масс, ни религиозная инертность, ни духовная пассивность, ни жестокость политических лидеров и тоталитарных правителей.

Творец — защитник слабых и обездоленных людей. Для пророков Бог является высшим источником социальной правды и справедливости, способным покарать всех жестоких угнетателей. Пророческая жизнь — великий пример миссии социальной справедливости и бытия, посвященного Творцу. Несмотря на всю боль и невзгоды, пророк готов жертвовать собственной жизнью ради торжества правды и справедливости. «Помимо собственного пророчества и чудес, его отличают благолепие святой жизни и обладание высшим знанием божественной истины»[7]. Активная пророческая деятельность была напрямую связана с воплощением Божией правды и ориентирами социальной справедливости, к реализации которой они неустанно призывали. Учение пророков стало основой для осуждения зла и жестокости, для видения иной перспективы социальной и общественно-политической модели развития израильского общества. Богослову и светскому исследователю, изучающему сочинения пророков, не всегда легко разобраться в пророческих предсказаниях, откровениях, чудесах, предостережениях, проклятиях, угрозах и утешениях. Сложно методологически и структурно определить суть социального послания пророка. Однако, погружаясь в изучение религиозных форм древнего израильского общества, исследователь приходит к пониманию того, что социальное учение пророков, несмотря на разрозненность и несистематичность, не утратило своей актуальности и сегодня.

Через призму социального учения Церкви ветхозаветный пророк открывается нам в иной перспективе, нежели его представляют светские исследователи древней истории. По своей сути это активный, харизматический и инициативный духовный лидер[8] израильского народа, глубокий религиозный и социальный мыслитель, неутомимый борец за правду и справедливость. Вера пророка в Бога — не консервативная доктрина закона, не обрядоверие, а искренняя и глубокая вера индивидуума в реальное воплощение заповедей и духовной трансцендентной мотивации Всевышнего в жизни общества и целого государства. Пророки, считая себя посланниками Бога, исполняли Его особую миссию — пожизненного служения Закону Божиему. Принятие этой миссии каждым пророком — откровение Святого Духа — должно пониматься в современных терминах как вдохновение, внутреннее побуждение, одухотворение и освящение ума, благодатью самого Бога. Вкушая плоды духовного просвещения, пророк осознавал свою особую миссию и слушал голос Господа. Созерцая нужды и горести израильского народа, пророки возвышали голос Божий против лжи, обмана и социальной несправедливости. Смелое и прямое обращение пророков-ораторов к могущественным царям и правителям неслучайно. Пророческая деятельность протекала в русле библейской социальной традиции, возвещающей правду Божию. Пророки уничтожали всякие границы политического компромисса в вопросах человеческой свободы и авторитарности монархии, духовного консенсуса между монотеизмом и язычеством. Актуализация пророческой проповеди, мужество и целостность их религиозной позиции необходимы и современному христианскому миру в отстаивании собственных религиозных интересов, ценностей Всевышнего перед лицом современного секулярного мира. Решение пророка Моисея избавить свой народ от духовного и политического египетского рабства свидетельствует не только о его высоком духовном состоянии, но и о социальной ответственности. Когда в жизни пророка Моисея пробуждается непреодолимое желание помочь своему народу, тогда Господь является ему в образе несгорающего тернового куста — «купины неопалимой» и начинается великая история не только израильского народа, но и всего человечества. Человечество, принимая божественный призыв и благословение следовать избранным путем духовного развития и социальной справедливости по Закону Божиему — закладывает будущий фундамент социальной библейской доктрины, определяющей развитие и самой социальной мысли человечества.

Закон Всевышнего Бога и духовные идеи преображают мир. Священное Писание Ветхого Завета показывает нам как Бог Творец мира, Владыка Господь Вселенной откликается на плач, молитвы и воздыхания израильского народа, обещает вывести его из рабства, чтобы Израиль жил свободно на своей земле. «Это важнейший момент, — пишет епископ Даремский Том Райт, — как для иудеев, так и для христиан. Здесь в одной точке собрано много разных тем: верность Бога своим обетованиям, данным Аврааму, Его сострадание к народу, Его обещание избавить, освободить и возродить надежду и, что важнее всего, Его особое имя, полное глубочайшего смысла»[9]. «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [YHWH] послал меня к вам. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род.… И сказал: Я выведу вас от угнетения Египетского в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, в землю, где течет молоко и мед» (Исх 3:14 – 15; 17). И это обещанное обетование Израилю совершилось по воле Бога. Творец мира, Вседержитель Господь произвел суд над язычниками-египтянами и освободил свой народ. Христиане и иудеи вспоминают и прославляют это событие, празднуя Пасху, которая до сих пор остается для них важнейшим праздником. В христианской традиции кровью непорочного Агнца Христа мир избавляется не только от рабства, но и от смерти, проклятия и отчаяния. Песни пророка Исайи об Отроке Ягве являются как бы особым синтезом ветхозаветной истины о Мессии и в то же время несут в себе глубокий смысл. Хотя они написаны за много веков до Христа, тем не менее поразительно точно могут служить установлению Его Личности, особенно когда речь идет о страданиях Отрока Ягве. Этот образ настолько точен и правдив, словно великий пророк Исайя был свидетелем событий Христовой Пасхи.

На сегодня необходимо видеть в Священном Писании уникальное откровение о Боге, анализировать и проецировать на плоскость социальной реальности великие чудеса, что описаны в текстах Священного Писания. Христианство как явление заботы и попечения Творца о своем творении — единственный путь к спасению. Поэтому и само слово «верить» необходимо понимать как безграничное доверие Богу, Который никогда не оставляет человечество, несмотря на попытки критического секулярного разума поставить Промысел Божий о мире под сомнение. Просвещение посеяло безбожие среди миллионов людей на всей планете, особенно в последнее столетие, но, несмотря на это и современный человек осознал все свое бессилие в преодоление глобальных кризисов и потрясений мира без помощи Бога.

Таким образом, подводя итог необходимо отметить.

Во-первых, необходимость решения сложных глобальных вопросов, спорных социально-экономических противоречий современной эпохи средствами современной науки, отнюдь не означает, что христианское прочтение древней библейской социальной доктрины устарело. Все как раз наоборот. Социальное учение ветхозаветных пророков открывает перед нами новые возможности понимания Божьей силы, власти и Промысла Божиего, новый интеллектуальный и богословский простор для толкования библейской социальной доктрины. Пророческое социальное учение напоминает современному миру, что благодатное слово Божье будет вечно могущественно, живо и действенно: «Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Ис. 40:8). Это вселяет в христианский мир надежду на то, что, по-новому читая и проповедуя социальное учение пророков, мы сможем бросить вызов современной культуре и ее влиянию на мир.

Во-вторых, для социального учения Православной Церкви столь же важна, как и для иудаизма, идея Завета Бога с человеком и народом. Пришествие в мир Христа Спасителя, его смерть и воскресение рассматриваются как еще один величайший акт Божественной любви, заботы и милосердия сопоставляемый с ветхозаветным исходом из Египта и требующий такой же ответной реакции послушания и предания себя Богу. Вместе с тем новозаветная этика опирается на фундаментальную библейскую социальную доктрину и ветхозаветное требование к людям вести себя подобно Богу (см. Матфея 5:48). Различие заключается лишь в том, что образец, данный Богом, становится еще более очевидным, поскольку его являет Сам Творец мира — Христос Спаситель, а христиане призваны следовать Ему путем святости и освящения бытия.

В-третьих, социальная этика христианства обнаруживает глубокую зависимость от ветхозаветного наследия. В силу ряда причин Новый Завет практически умалчивает о том, как Бог обращается с народами, и в отсутствие Ветхого Завета христианское социальное учение оказалось бы в этой области несовершенным. Без сомнения, ветхозаветная позиция нуждается в уточнении в свете Новозаветного Откровения, и, тем не менее, она не утратила своей силы и актуальности. Современные христиане, преодолевая кризисы и противоречия жизни должны опираться в социальных и политических исследованиях на социальное учение ветхозаветных пророков и законодателей Древнего Израиля.

 

 



[1] Уильямс, Роуэн. О христианском богословии. — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2004. С. 31.

[2] Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Слово на пленуме Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви // Церковь и время. — М., 2009. — № 2 (47). С. 76 – 77.

[3] Десницкий Андрей. Библия и духовное просвещение в обществе XXI века // Пути просвещения и свидетели правды: Личность. Семья. Общество / Сост. К. Сигов. — К.: Дух  і літера, 2004. С. 110.

[4] Иов (Геча), архим. Традиция и пророчество // Личность и традиция: Аверинцевские чтения / Сост. К. Сигов. — К.: Дух  і літера, 2005. С. 37.

[5] Подробнее см.: Яннарас Х. Ч. Свобода етосу / Пер. з англ. — К.: Дух і літера, 2003. С. 102.

[6] Булгаков С. Н. История экономических и социальных учений / Сергей Николаевич Булгаков; вступ. статья, сост. и примеч. В. В. Сапова. — М.: Астрель, 2007. С. 51 – 52.

[7] Пеликан Ярослав. Христианская традиция. История развития вероучения. Том 2. Дух восточного христианства (600 – 1700). — М.: Культурный центр «Духовная библиотека», Синодальная Богословская комиссия Русской Православной Церкви, 2009. С. 229.

[8] Говоря о пророке как лидере мы подразумеваем, что «лидерство — универсальный феномен человеческой деятельности и что закономерности его функционирования едины во всех сферах общества (политике, экономике, религии, науке спорте и. т. д.)». Подробнее см.: Щёкин Георгий. Теория социального управления // Щёкин Георгий. Система управления человеческими ресурсами / Г. В. Щёкин: Монография. — К.: Персонал, 2009. С. 1284.

[9] Райт Н. Настоящее христианство: Простые истины, которые изменят вашу жизнь / Том Райт; [пер. с англ М. Завалова]. — М.: Эксмо, 2010. С. 112 – 113.

до списку
 
Фотогалерея
© 2008-2017. Офіційний сайт Свято-Іллінської церкви Київської Митрополії Української Православної Церкви.

Всі права захищені.


Передрук матеріалів тільки за наявністю гіперпосилання на
http://orthodox-church.kiev.ua/

Головний редактор - протоієрей Віталій Косовський.





 

Створення сайту "Лаймнет"